2016-08-24T02:34:45+03:00

Дневники сибирского ученого, погибшего от разновидности вируса Эбола, бесследно исчезли 26 лет назад

«Комсомолка» выяснила, кто такой ученый Николай Устинов, в честь которого назван штамм опасного вируса, и почему его предсмертные записи были так важны
Поделиться:
Комментарии: comments30
Исследования, которые пять лет проводил Устинов в Новосибирске, сейчас помогают ученым со всего мира разрабатываит вакцину для борьбы с Эболой.Исследования, которые пять лет проводил Устинов в Новосибирске, сейчас помогают ученым со всего мира разрабатываит вакцину для борьбы с Эболой.Фото: Архив "КП"
Изменить размер текста:

...Вирус Марбург, штамм У… Далекому от науки человеку, возможно, эти названия вряд ли что скажут. Но для любого вирусолога это как таблица умножения: Марбург - опаснейшее заболевание, от которого умирают более 70 процентов заразившихся, штамм У - разновидность этого вируса, названная в честь новосибирского ученого, Николая Устинова, который изучал это опасное заболевание. Причем тут тогда вирус Эбола, о котором сегодня не говорит только ленивый? Да все очень просто: две заразы - «родственники», входят в одно семейство. Оба передаются через кровь, слюну... У больных резко повышается температура, и один за другим отказывают все органы…

ВСЕ ДОРОГИ ПРИВЕЛИ В НОВОСИБИРСК

В Новосибирске в середине 70-х годов прошлого века появилось специализированное научное учреждение, в стенах которого искали противоядие от самых страшных инфекций со всего мира. Многие научные труды и по сию пору носят гриф «секретно», а сотрудники хранят молчание.

Наверное, Николая Устинова и его труды ждала бы та же учесть, если бы не трагедия, случившаяся почти 30 лет назад. В 1988 году, исследуя опаснейшую инфекцию, ученый поранился иголкой от шприца и умер в тяжелых муках. Но он сделал прорыв в изучении опасной заразы.

БУДУЩИЙ ВИРУСОЛОГ УЧИЛСЯ НА ДЕТСКОГО ДОКТОРА

…Вдова вирусолога Евгения Николаевна сейчас на пенсии, живет в наукограде Кольцово - небольшом поселке под Новосибирском, где, собственно, и расположен научный центр «Вектор».

Красивая, стройная женщина с большими карими глазами. Поразительно, но даже после смерти супруга она долгое время продолжала работать вирусологом и, как муж, изучала особо опасные инфекции. Говорит, что не пожалела о своем выборе. Она рассказывала нам об этом так просто и буднично, словно всю жизнь работала на кондитерской фабрике.

- Мы летели по утрам в лабораторию как на крыльях, у нас был отличный и дружный коллектив. Почти как в пионерском лагере: один за всех и все за одного, - говорит Евгения Устинова. - Понимаете, научный мир - это особое содружество. У исследователей нет понятия «волк-одиночка», каждый связан, как пуповиной, с научными трудами десятков своих коллег. И цель у всех, кто работал в нашей с Коленькой лаборатории, как бы пафосно это ни звучало, была одна: победить Марбург и Эболу. Молодыми были, и о себе, о том, что может случиться беда, не задумывались...

Действительно, судьба ученого-вирусолога Устинова могла сложиться иначе... Хотя помогать людям он мечтал всегда.

- Коля блестяще учился на детского врача в Томском медицинском институте, - рассказывает Евгения Николаевна. - Так вот, представьте... 1965 год. Он - студент шестого курса меда, а я учусь в 11-м классе небольшой сельской школы в Алтайском крае. Колины друзья приехали на практику в нашу райбольницу. Мы с подругой так впечатлились их рассказами об учебе, что уже не могли представить себя без медицины.

Этим же летом случай свел взрослого студента и вчерашнюю школьницу. Евгения приехала в Томск отдавать документы в приемную комиссию, а на остановке к ней подошел Николай и невозмутимо произнес:

- Девушка, а я знаю, как вас зовут!

Это сейчас секрет таких знаний лежит на поверхности - друзья-студенты, приезжавшие на Алтай, подсказали парню, как зовут незнакомку... А тогда юное создание, скорее всего, поверило в магические способности своего будущего избранника. Но, конечно же, это остается за кадром...

Потом череда студенческих будней - у нее и начало медицинской карьеры - у него. Они не виделись друг с другом почти три года. И вот однажды снова оказались вместе.

- Нас с одногруппниками отправили в сельскую больницу, чтобы показать на практическом предмете «Организация здравоохранения», как устроено заведение, какие отделения существуют, - продолжает вдова ученого. - Смотрю, а по коридору идет знакомый парень.

Николай по распределению работал в этой больничке педиатром. Да, вот такие были порядки: после вуза отдай долг государству, работая в определенном учреждении три года, - и ни шагу на сторону.

Сейчас, по прошествии стольких лет, вся эта история может и не казаться случайностью: просто сама судьба знаками подсказывала Устинову, что это будет его выбор. Один и на всю жизнь. И для нее он тоже стал единственным. После той встречи в сельской больнице молодой детский доктор уже не стал ждать: приехал в гости к Евгении в студенческое общежитие. А дальше - ночные прогулки, свидания, свадьба…

Исследования, которые пять лет проводил Устинов в Новосибирске, сейчас помогают ученым со всего мира разрабатывать вакцину для борьбы с вирусом Эбола. Фото: Архив "КП"

Исследования, которые пять лет проводил Устинов в Новосибирске, сейчас помогают ученым со всего мира разрабатывать вакцину для борьбы с вирусом Эбола.Фото: Архив "КП"

КАНДИДАТСКАЯ ПО ЛЕЧЕНИЮ КЛЕЩЕВОГО ЭНЦЕФАЛИТА

А потом профессиональным увлечением Николая стала вирусология. Область несколько другая, но в каком-то смысле смежная - в аспирантуре Томского НИИ вакцин и сывороток он защитил кандидатскую диссертацию по особенностям лечения клещевого энцефалита, той еще «страшилке», которая лишает жизни или делает инвалидами сотни людей.

- В 1978 году мы переехали в Анапу: наш младший сын Николай страдал аллергией, и мы стали жить на море, чтобы поддержать его здоровье, - вспоминает Евгения Николаевна. - В 1983 году нам пришло приглашение на работу в научный центр под Новосибирском. Там создавалась перспективная лаборатория, набирали молодых ученых, которые могли сделать прорыв в борьбе с опасными вирусами.

Если быть точным, Устинов оказался протеже томских коллег, с которыми он работал раньше, - Юрия Николаевича Рассадкина и Николая Борисовича Черного. Они тоже стали трудиться в Новосибирском центре.

КОСТЯК ЛАБОРАТОРИИ - УЧЕНЫЕ ИЗ ТОМСКА

Этим ученым принадлежат одни из первых исследований по вирусам Марбург и Эбола. Все, что сделала эта тройка, сейчас является фундаментом для изучения опасных инфекций. Это потом, спустя годы после смерти Устинова, на основе полученных исследований ученые выяснят, от какого участка генома зависит, насколько вирусы Эбола и Марбург заразны. Но первые шаги в этом направлении сделала «томская плеяда» - так их называли в «Векторе».

- Если вы думаете, что к таким научным разработкам могут допустить кого угодно, то глубоко ошибаетесь, - заверяет Евгения Николаевна. - Хотя к тому времени Николай уже был кандидатом медицинских наук, перед тем, как приступить к опытам, он прослушал курс лекций и практических занятий.

Конечно, он был уверен в себе и своих действиях, знал до мелочей, как нужно действовать в опасной ситуации. И надо сказать, что на «Векторе» его знали как очень скрупулезного и въедливого, не пропускавшего любую мелочь...

- Он был рубахой-парнем - всегда выручал в житейских вопросах, а в плане работы был надежным, как скала, - описывает супруга Евгения Николаевна. Или вот еще что не могу не вспомнить. Бывало, идем по длинным коридорам, с Колей здороваются, а он потом спрашивает меня: Женя, это кто сейчас был? Его знали все…

Роковой для Устинова день в центре помнят до сих пор. Это было в конце апреля 1988 года.

- Николай Васильевич вместе с лаборантом проводили очень сложную процедуру: делали забор крови у морской свинки, которая была заражена вирусом Марбург, - объясняет коллега ученого Александр Чепурнов, он руководил в «Векторе» лабораторией особо опасных вирусных инфекций. - По неосторожности лаборант проткнул животное насквозь иглой от шприца, и эта же игла прошла через резиновые перчатки и оцарапала Устинову руку.

В те времена единственной защитой от инфекций в лаборатории был костюм «Антибелок-5». Обычный «инфекционный скафандр» с окошком, но слабое место - эластичные резиновые перчатки. Увы, заменить этот материал было нечем. Вирусолог должен чувствовать предметы, к которым прикасаются его руки.

В том, что произошедшее было нелепой случайностью, уверена и еще одна бывшая коллега Николая Васильевича - Елена Рябчикова. В центре «Вектор» она работала практически с самого его основания.

- Устинов - настоящий профи, он прошел советскую школу вирусологии. Несколько месяцев ему методично объясняли, как делать заборы крови у зараженных животных. Сам он ошибиться не мог. Возможно, это был промах именно лаборанта, - рассуждает Рябчикова.

После ЧП Николая Васильевича сразу же поместили в изолятор, который находился непосредственно в центре. Через несколько дней у него резко поднялась температура, начались головные боли, кровавая рвота…

- К моему мужу никого не пускали, - Евгения Николаевна едва сдерживает слезы. - Коля действительно вел дневник, в котором он, даже будучи в тяжелом состоянии, истекая кровью, описывал течение своей болезни…

Куда потом делись эти рукописи, как признается супруга ученого, она не знает: ей их никто не передал. Но то, что эти записи, без сомнений, могли представлять научный интерес, никто не отрицает.

Но это все - догадки. Зато точно известно, что дело отца продолжил его старший сын Сергей. Он возглавляет лабораторию в другом медицинском центре и занимается генетическими исследованиями.

Младший сын Николай работает в «Векторе», но пошел по другой стезе: он строитель - возводит для ученых новые корпуса, чтобы они могли проводить новые исследования. Словом, жизнь продолжается, и нелегкая борьба - тоже...

Рукописи мужа Евгении Николаевне так и не передали. Фото: Архив "КП"

Рукописи мужа Евгении Николаевне так и не передали.Фото: Архив "КП"

ДОСЬЕ «КП»

Николай Васильевич УСТИНОВ - кандидат медицинских наук, работал в «Векторе» с 1983 года.

Родился 17 июля 1943 года, окончил Томский медицинский институт по специальности «педиатрия». Умер 30 апреля 1988 года.

А В ЭТО ВРЕМЯ

Владимир Путин: Мы должны оградить свое население от этой заразы

Президент обсудил с главой Всемирной организации здравоохранения борьбу с лихорадкой Эболы

Большинство россиян если и знали до сих пор что-то про Всемирную организацию здравоохранения, то во многом благодаря популярному детективу Дэна Брауна «Инферно». В книге гендиректор ВОЗ вместе с американским профессором борются против таинственного вируса, грозящего погубить планету. Настоящий гендиректор ВОЗ Маргарет Чен совсем не похожа на своего литературного двойника: невысокая брюнетка китаянка и седовласая крупная американка. Но в Москву она приехала со схожей проблемой — в мире идет битва против смертельного вируса Эболы.

- Помимо препарата от Эболы, который сейчас разрабатывается отечественными специалистами, в лаборатории будет доставлен еще один новый противовирусный препарат, - сказала Маргарет Чен. - Он доказал свою высокую эффективность при целом ряде родственных лихорадке Эбола заболеваний.

Путин подтвердил, что и борьба ведется, и успехи имеются. Уже сейчас Россия активно сотрудничает с другими странами в этой работе.

- Некоторые европейские страны обратились к нам с просьбой при необходимости доставлять им специальную авиацию, которой в распоряжении наших европейских партнеров пока нет, - привел пример Путин. - Такие капсулы у нас есть, и мы их, конечно, предоставим. Сейчас эксперты изучают возможность совместной работы, я с удовольствием обсудил бы с вами и другие возможные действия с нашей стороны, которые могли бы пойти на пользу людям. (читайте далее...)

Ученые Новосибирского центра вирусологии и биотехнологии «Вектор»: Готовой вакцины от Эболы у нас нет. Пока

Российские ученые делают сейчас то, что и их коллеги во всем мире - ищут вакцину от страшной болезни. Александр Агафонов, заместитель генерального директора по научной работе научного центра «Вектор», сразу же предупредил:

- Готовой вакцины, которую можно вводить людям, у нас нет. Пока. Говорить о ее появлении преждевременно. И вот почему. Все, что открыто учеными, но не опробовано на людях, нельзя назвать лекарством. Вакцина должна пройти все стадии, обязательные для исследования, иначе она никому не будет нужна. Иными словами, сейчас мы как раз и занимаемся этими доклиническими исследованиями (читайте далее...)

СООБЩАЕМ ПОДРОБНОСТИ

В Германии от Эболы скончался сотрудник ООН

Развитие эпидемии африканского вируса происходит как по сценарию фильмов-катастроф. Во Всемирной организации здравоохранения бьют тревогу. Смертоносный вирус Эбола заражает все больше людей. Число жертв достигло уже более четырех тысяч человек.

Так, во вторник, 14 октября, в немецкого городе Лейпциге от этой страшной болезни скончался сотрудник ООН. Несмотря на интенсивную терапию и максимальные усилия медицинского персонала мужчину спасти не удалось (читайте далее...)

СПЕЦПРОЕКТ «КП»

ВИРУС ЭБОЛА: БИОЛОГИЧЕСКОЕ ОРУЖИЕ ИЛИ МЕСТЬ ПРИРОДЫ?

Опаснейший вирус, против которого нет вакцин, лекарств, продолжает стремительно распространяться на западе Африки. Официально счет погибших превысил две тысячи человек. Однако сами эксперты ВОЗ полагают, что реальное количество жертв эпидемии намного больше и вряд ли поддается исчислению. Ведь многих заразившихся африканцев родные скрывают от врачей, оставляют умирать дома, а трупы хоронят, сжигают. В гвинейском городе Масента толпа и вовсе разгромила исследовательский центр движения «Врачи без границ», считая, что именно белые доктора и виноваты в Эболе. Оборудование полностью уничтожено, европейских докторов спасла полиция, открыв стрельбу в воздух. Подвижническая миссия ради собственной безопасности вынуждена была покинуть регион. Местный же медперсонал, боясь заразиться, зачастую отказывается работать. Больницы закрываются. Многочисленные поселки и вовсе недоступны для медиков. Это ж Африка! (читайте далее...)

ИСТОЧНИК KP.RU

Понравился материал?

Подпишитесь на еженедельную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

Нажимая кнопку «подписаться», вы даете свое согласие на обработку, хранение и распространение персональных данных

 
Читайте также