2018-04-10T06:27:51+03:00

Бывший начальник липецкого УгРо рассказал, как боролись с разгулом криминала в 90-е

«Мы возили задержанных на трамвае и верили, что преступность можно победить»
Бывший начальник уголовного розыска Липецка, ветеран МВД Николай Николаевич ЧуносовБывший начальник уголовного розыска Липецка, ветеран МВД Николай Николаевич ЧуносовФото: Лия МУРАДЬЯН
Изменить размер текста:

Бывший начальник уголовного розыска Липецка, а ныне ветеран МВД, Николай Чуносов, рассказал о малоизвестных фактах криминальной истории региона 90-х годов и громких преступлениях советских времен. Период службы Николая Чуносова как раз пришелся на самый сложный для страны период – Развал СССР, неопределенность и, как следствие, разгул преступности.

Николай пришел в милицию 1979 году на должность инспектора уголовного розыска Правобережного РОВД.

– Тогда я только закончил школу милиции, и думал, что сейчас поставлю на колени всю преступность, – рассказывает ветеран. – Но после первой оперативки понял, как многому мне еще нужно научиться.

Не относились равнодушно ни к одному делу

Николай Чуносов рассказывает, что пропускал через себя каждое убийство, воспринимал тяжкие преступления, как личное горе, и, несмотря на годы работы, чувство сострадания не притупилось. Самое тяжелое преступление, эмоционально и в плане раскрытия, для сыщика стало убийство 7-летней девочки в сентябре 1988 года. Таня вышла в магазин за хлебом и пропала. Через две недели расчлененное тело ребенка нашли в чемодане в камере хранения железнодорожного вокзала.

– Таня училась в одном садике с моим ребенком. Случай был беспрецедентный, приехала бригада из Москвы, больше месяца проверяли каждый дом, чердаки и подвалы – безрезультатно, никаких зацепок и свидетелей, – вспоминает ветеран. – Такие преступления не раскрывает кто-то конкретный – это работа огромной команды. Задействовали все отделы уголовного розыска области и все службы, вплоть до пожарников. Поднимались все уголовные дела и заявления последних лет об убийствах и изнасилованиях. Много убийств приходилось расследовать, но это было единственное с привлечением таких и сил и средств.

Слева направо: Чуносов Н.Н., Панов В.С. зам начальника УВД области, Виктор Хомутинников начальник УУК УВД - следственная работа над убийством ребенка Фото: Пресс-служба УМВД Липецкой области.

Слева направо: Чуносов Н.Н., Панов В.С. зам начальника УВД области, Виктор Хомутинников начальник УУК УВД - следственная работа над убийством ребенкаФото: Пресс-служба УМВД Липецкой области.

Тогда сыщикам помог Михаил Флейшер, начальник бюро судебно-медицинской экспертизы, который определил, что девочку расчленил мужчина, хотя по линии уголовного розыска отрабатывалась женщина. Также судебные эксперты сообщили, что нахватает внутренних органов. По одной из версии убийство произошло в доме, а поскольку убийца отнес тело в камеру хранения, значит и органы закапывать не стал. Скорее всего, избавился через коммуникации. Коммунальные службы подтвердили, что в тот дом, где пропала девочка, был вызов о засоре. Так сыщики нашли часть останков. Теперь предстояло определить, в какой квартире все произошло. С трудом получили разрешение на обыск и демонтаж всей сантехники на каждом этаже – 11 квартир. В итоге по следам человеческой крови и детских вещей в канализации вышли на убийцу. Вначале Медведев сознался в растлении и убийстве. Позже он от показаний отказался и сообщил, что сдавал помещение квартиранту. Милиции пришлось отрабатывать гостиницы по всей стране. Но в итоге в ходе колоссальной оперативной работы все же удалось доказать вину хозяина квартиры. Медведева приговорили к смертной казни.

Липецкая милиция «познакомилась» с первым рекетом в 1987 году

Первые банды рекетиров начали появляться в Липецкой области в конце 80-х. Для местной милиции понятия «крыша» и «рекет» тогда еще были в новинку.

– До первого преступления мы и не знали, что кто-то может требовать с коммерсантов дань, пока едва не застрелили кооперативщика, который шил обувь на Соколе, – рассказывает Николай Чуносов. – Приехали его же знакомые из Тбилиси, вывезли в лес на Тамбовской трассе, наставили пистолет и выстрелили в ногу.

Как только бизнесмен попал в больницу, всех рэкетиров задержали, но никто ничего не говорил. Сыщики пять дней жили в отделе, расследуя это нападение. Сами коммерсанты давать показания боялись. После задержанные все же заговорили.

– Он, говорят, обувь шьет и должен нам платить. Спрашиваю, «как платить, кто вы такие, чтобы вам платить?». Отвечают, «а мы его крыша». Какая еще крыша? У меня волосы дыбом встали, – признается бывший милиционер.

Уже после этой банды в городе начали гореть магазины, киоски и другие коммерческие объекты. Бывший начальник уголовного розыска вспоминает, что пожары полыхали едва ли не каждую ночь, но никто не шел писать заявление. Доходило то того, что милиционеры приходила к потерпевшим сами и просили рассказать, кто это сделал, но люди были напуганы настолько, что боялись даже намекнуть, а о даче показаний вообще речи не шло.

– В те годы им было все равно, кого облагать данью – рыбу человек разводит или станки делает – «крыша» приходила ко всем, – рассказывает Чуносов, – И не было такого дня, чтобы ни на кого не напали – это был самый страшный период.

Победить банды 90-х помогла особая закалка

Победить ту преступность, по мнению опытного сыщика, помогла закалка и особая советская школа, через которую прошли правоохранители. Школа, которая не просто давала знания, а воспитывала.

Преступление раскрывает не один человек Фото: Пресс-служба УМВД Липецкой области.

Преступление раскрывает не один человекФото: Пресс-служба УМВД Липецкой области.

– Это было другое поколение сыскарей. Следили за каждым, кто вчера закончил школу милиции, а сегодня пришел к нам работать. В советское время уволить сотрудника было почти невозможно. За любую оплошность неопытного милиционера, даже в свободное от работы время, отвечал его руководитель, и руководство обязано было не увольнять, а воспитывать, плюс строжайшая дисциплина. К сотрудникам было больше требований. Мне, еще неопытному милиционеру, помог влиться в работу участковый, он сказал: «пока ты не выйдешь и не познакомишься с людьми, у тебя ничего не получится». И я ходил с ним по участку – это был хороший опыт, – поясняет бывший начальник УгРо.

Опытный сыщик признается, что уголовный розыск – это не профессия, а призвание. Тогда если человек был не готов жить на этой работе, он долго не выдерживал. У сыщиков не было отпусков, выходных и праздников.

– Это сейчас у каждого оперативника есть автомобиль, личный телефон и все блага технического прогресса – камеры наблюдения, билинг, лаборатория ДНК, электронная база отпечатков, паспортов, фотороботов и много чего. Вся техника, которая была у нас – один фотоаппарат и один автомобиль на весь отдел, который еще и ломался два раза в неделю. И никто не жаловался, – признается бывший начальник уголовного розыска. – Мы возили задержанных на трамвае и искренне верили, что преступность можно победить и полностью искоренить.

Николай Чуносов проработал в уголовном розыске 21 год Фото: Пресс-служба УМВД Липецкой области.

Николай Чуносов проработал в уголовном розыске 21 годФото: Пресс-служба УМВД Липецкой области.

Николай Чуносов ушел на заслуженный отдых в 2000 году. Сейчас ветеран благодарен судьбе, что за всю богатую криминальными событиями службу ему ни разу не пришлось применить табельное оружие и тем самым отнять чью-то жизнь.

– Главное в работе для меня всегда была возможность помогать людям, и я горжусь тем, что смог кому-то помочь.

Еще больше материалов по теме: «Герои вчерашних дней»

 
Читайте также