2018-09-24T23:01:31+03:00

Пушкина сегодня спасли бы после дуэли. А Эдгара По после укуса летучей мыши - вряд ли

Могла ли современная медицина продлить жизнь легендарным властителям, писателям и музыкантам
Поделиться:
Комментарии: comments18
«Дуэль А.С. Пушкина с Дантесом» , художник Адриан Волков.«Дуэль А.С. Пушкина с Дантесом» , художник Адриан Волков.
Изменить размер текста:

Научные журналисты Алексей Паевский и Анна Хоружая (последняя - еще и профессиональный врач) выпустили сразу две книги: в издательстве АСТ вышла «Вообще чума! История болезней от лихорадки до Паркинсона», а в издательстве «Пятый Рим» - «Смерть замечательных людей. Глазами врачей XXI века». В последней книге собраны истории о том, как уходили легендарные властители, поэты, писатели, художники и музыканты. Главный вопрос: можно ли было продлить им жизнь тогда и как поступили бы с ними медики сейчас?

О некоторых знаменитых пациентах мы расспросили Алексея и Анну, пришедших на радио «Комсомольская правда».

Александр Македонский:

Выпил шесть литров вина, но умер не от этого

Один из величайших полководцев в истории с юности мечтал завоевать мир - и в итоге завоевал девять десятых известного грекам мира. А умер в 32 года непонятно от чего. После эпической попойки (он выпил шесть литров вина, правда, хорошо разбавленного водой) начал жаловаться на жар и боль в груди. Однако продолжил пить. Потом - лихорадка, слабость, на восьмой день - температура выше 40 градусов, обильное слюноотделение и насморк, на 11-й день - смерть.

Комментарий Алексея и Анны:

- За прошедшие века историки много спорили и сломали немало стульев, пытаясь выяснить, отчего все-таки умер Александр… В штате Мэриленд есть сообщество врачей, которое с середины 90-х развлекается тем, что проводит клинико-патологические, историко-медицинские конференции, посвященные смерти замечательных людей. Докладчик выбирает знаменитого человека, собирает всю информацию о его жизни и течении его болезни, а потом, совсем как доктор Хаус, пытается поставить ему диагноз с точки зрения современной медицины. В случае с пациентом Александром М., 32 лет, подозревали алкогольный панкреатит, некроз печени, малярию, лейшманиоз, лихорадку Западного Нила, рак, лейкемию - но симптомы совпадали не полностью. Остановились на трех возможных вариантах: отравление мышьяком, который кто-то подсыпал в вино, тифоидная лихорадка, и - самое интересное - синдром Гийена-Барре, острая аутоиммунная воспалительная полирадикулоневропатия. Проще говоря, иммунная система человека сходит с ума и начинает атаковать нервные клетки. Сегодня выздоровление наступает примерно в 70 случаях из ста, но тогда о подобном диагнозе даже не подозревали и тем более не знали, что с ним делать - только сбивали царю жар ледяными ваннами…

Чтобы уточнить диагноз, надо исследовать останки пациента Александра М., но вот беда - уже примерно 1800 лет никто не знает, где находится его гробница.

Петр Первый:

Жертва нехороших излишеств

В школе нас учили, что Петр Первый лично спасал бот с солдатами в ледяной воде, простудился и умер. Но на самом деле к этому моменту он уже давно был болен. Скорее всего, в бурной юности он подцепил заболевание, передающееся половым путем, вероятнее всего, гонорею. Если ее не лечить - а лечить тогда было особенно нечем - она чревата серьезными осложнениями. Постепенно у Петра развились классические урологические болезни. Началось с уретрита - воспаления мочевыводящего канала. Петр увлекался медициной и хирургией, учился этому в Амстердаме и сам ставил себе катетеры для вывода мочи, что было безумно больно. В постоянной боли вообще прошли его последние годы.

Фрагмент картины И.Н. Никитина «Пётр I на смертном одре».

Фрагмент картины И.Н. Никитина «Пётр I на смертном одре».

И вот под конец он действительно спасал в ледяной воде матросов, через какое-то время еще на морозе участвовал в церемонии освящения крещенской проруби - и началось воспаление почек, уремия, в кровь стали поступать токсические вещества, продукты распада, которые в норме выводятся с мочой… Плюс за день до смерти у него случился инсульт. Может быть, от дикой боли и напряжения - кто сейчас скажет?

Комментарий Алексея и Анны:

- Сегодня Петру при первых симптомах венерического заболевания прописали бы курс антибиотиков, вылечили, и болезнь не повлияла бы так серьезно на мочеполовую систему. Да и уретрит сегодня лечится достаточно легко. То есть его просто не довели бы до такого катастрофического состояния, выправили положение на ранних стадиях.

Александр Пушкин:

«Медики лечили его, раненного в живот, как ребенка, страдающего запорами»

В истории человечества, наверное, нет дуэли, которая была бы исследована лучше. 8 февраля 1837 года (по новому стилю) в пятом часу вечера пуля Дантеса попала Пушкину в бок (Дантес стрелял с ходу, а Пушкин в этот момент еще «не закончил классический полуоборот, принятый при дуэлях с целью уменьшения площади прицела для противника, его рука с пистолетом была вытянута вперед, и поэтому правый бок и низ живота были совершенно не защищены», как вспоминал Василий Жуковский). То есть поэт стоял к Дантесу в профиль, и пуля прошла сверху вниз, от бока к тазу, «встретив сопротивление крестцовой кости, раздробила ее и засела где-нибудь поблизости», как писали потом газеты. Кровь полилась рекой.

А дальше - трагическое стечение обстоятельств: секундант Пушкина Данзас не взял на дуэль ни врача, ни лекарств, ни перевязочных материалов, никто не мог оказать первую помощь. К тому же раненого волоком тащили до саней (носилок тоже не было), а потом везли по ухабистой дороге домой (а надо было в больницу). Он потерял два литра крови из примерно пяти, что вообще содержится в человеке. Дома вместо хирурга его начал пользовать акушер - хирурга в вечернем Петербурге сразу найти не удалось. Ну и вообще - «медики лечили Пушкина, раненного в живот, как ребенка, страдающего запорами», - писал сто с лишним лет спустя Набоков. Но что им оставалось? В 1830-х годах раненных в живот просто не знали, как оперировать.

После выстрела Дантеса Пушкин прожил еще два дня. И уже 180 с лишним лет всех мучает вопрос: его можно было спасти?

Комментарий Алексея и Анны:

- Современная медицина, скорее всего, справилась бы с таким ранением. Если бы ему сразу оказали помощь, сделали переливание крови и уколы антибиотиков, а затем операцию… Но это сегодня. А то был дремучий 1837 год, когда еще даже школа Николая Пирогова, великого русского хирурга, только зарождалась.

Пушкину сразу нанесли огромный вред тем, что его растрясли, транспортируя до двуколки, а потом по тряской дороге до дома. Положение сильно ухудшилось. При вскрытии обнаружили, что кишечник сильно воспален - у Пушкина начался перитонит, в брюшной полости нашли примерно поллитра черной запекшейся крови, в одном месте началась гангрена… Пулю при этом не нашли даже на вскрытии, так с ней и похоронили. В общем, тогда спасти Пушкина могло только чудо.

Николай Гоголь:

В его БАР закончились счастливые часы

Сегодня психиатры довольно уверенно поставили бы писателю диагноз «биполярное аффективное расстройство» (БАР; его устаревшее название - маниакально-депрессивный психоз). При нем стадии эйфории чередуются со стадиями глубокой депрессии и уныния. При тяжелом БАР в стадии мании человек настолько воодушевлен, что совершает безумные поступки - условно говоря, берет гигантские кредиты на кругосветное путешествие на паруснике. При более легком течении его охватывает гипомания - накатывает необъяснимое вдохновение, он полон энергии, фонтанирует блестящими идеями. Но расплата в виде тоски и меланхолии всегда тяжелая.

Похоже, это передалось писателю по наследству - от БАР страдали и отец, и мать Гоголя. (Мать то лихорадочно совершала ненужные покупки, оставляя семью без гроша, то целыми днями сидела отрешенной и мрачной). У самого Гоголя в первой половине 30-х была классическая гипомания - изумительные, ни на что не похожие произведения буквально вылетали из-под его пера. При этом в 1832-м его настиг затяжной приступ меланхолии. В 1837-1841 годах болезнь прогрессировала - радостный период сменялся унылым, когда Гоголя ничто не волновало и не радовало. Но когда все было хорошо, он по-прежнему писал великие книги. А потом гипомания вообще постепенно стала сдавать позиции, уступая место тяжелейшей депрессии.

Гоголь ужасно страдал. Начались психосоматические заболевания - то есть душевная болезнь впрямую влияла на внутренние органы, провоцируя то головные боли, то мучительные запоры, то ощущение сжатия в районе сердца. БАР часто сопровождается тревожными расстройствами - и у писателя расцвели фобии: страх болезни, отравления лекарствами, внезапной смерти, страх того, что он не сможет больше писать, что после смерти попадет в ад, в последние годы появился еще и панический страх быть погребенным заживо. Религиозность дошла до фанатизма. В январе 1852 года умерла его близкая подруга Екатерина Хомякова, и после этого Гоголь перестал толком есть, пить и спать. Молился и мечтал о смерти, которая и пришла через несколько недель.

Кроме того, врач Михаил Давидов, тщательно исследовавший биографию Гоголя, поставил ему несколько сопутствующих диагнозов: диэнцефальный синдром после перенесенного малярийного энцефалита, хронический гепатит… А вот современные Гоголю врачи поставили ужасно истощенному писателю абсолютно неверный диагноз «менингит» - и очень глупо лечили, горячими ваннами и прикладыванием пиявок. Как результат - шок и сердечно-сосудистая недостаточность.

Естественно, психиатры тогда помочь Гоголю не могли, потому что никакой нормальной психиатрии не было и в помине. Она и сейчас - очень молодая наука: первые препараты из группы нормотимиков, применяющиеся, в частности, для лечения БАР, появились лишь несколько десятилетий назад. А механизм развития этой болезни полностью не ясен до сих пор.

Эдгар Аллан По:

Ключевым симптомом была водобоязнь

Писатель, любивший ужасные и таинственные сюжеты, и умер загадочно. Утром выехал из Ричмонда в Балтимор здоровым и трезвым (он не пил уже около полугода), а вечером был обнаружен под лестницей балтиморской таверны одетым в чужую грязную одежду, не в состоянии двигаться и связно говорить. В больнице у него начались галлюцинации, он бредил, руки дрожали… Врачи заподозрили у По белую горячку, пытались дать алкоголь, чтобы как-то купировать приступ, но пить спиртное (как и вообще что бы то ни было) он не хотел. И скончался через три дня.

Эдгар Аллан По. ФОТО wikipedia

Эдгар Аллан По. ФОТО wikipedia

Недоброжелатели (которых у По было немало) поспешили объявить, что он скончался от пьянства. Но на самом деле он еще не стал алкоголиком в медицинском смысле и не допился даже до цирроза. Как раз то, что По в больнице отказывался пить любые жидкости, позволило современным докторам Хаусам из Мэриленда через полтора столетия отвергнуть и алкоголизм, и малярию, и энцефалит, а вместо этого поставить самый убедительный диагноз: бешенство. Оно подходит по большинству критериев, а водобоязнь - один из самых характерных его симптомов. Вероятно, кто-то, собака или летучая мышь (именно летучие мыши в США - главные переносчики заразы), цапнул По, а он не придал этому особого значения.

Комментарий Алексея и Анны:

- Если вас кусает собака, лиса, енот, кошка или любое другое дикое теплокровное животное, которое странно себя ведет, немедленно нужно делать уколы антирабической вакцины (впрочем, во времена Эдгара По ее еще не существовало, ее позже создал Луи Пастер). Цель - не дать вирусу распространиться в организме. Если ему не мешать, он постепенно с места укуса попадет в спинной мозг, а по нему, как по широкой магистрали - в головной. И когда появляются клинические симптомы болезни - все, человеку уже ничто не поможет.

Впрочем, в 2004 году в США одну, казалось бы, уже обреченную девочку ввели в состояние искусственной комы и неделю лечили противовирусными препаратами. За это время и ее собственный организм выработал достаточно антител, в итоге она выздоровела. Этот курс лечения называется «Милуокский протокол», он потом применялся много раз, но он, увы, пока ничего не гарантирует: пациенты могут поправиться, а могут и умереть.

Антон Чехов:

Врач, не исцелившийся сам

Здесь очень к месту поговорка «сапожник без сапог». Будучи профессиональным врачом, Чехов понял, что со здоровьем у него все очень неладно, когда ему было всего 24. Несколько дней у него продолжалось кровохарканье, но обращаться к коллегам он не хотел - боялся, что окажется прав, и у него действительно чахотка - болезнь, от которой надежных средств тогда не было. Вместо этого он отталкивал от себя неприятные мысли. Потом болезнь обострялась по нескольку раз в год, и Чехов писал: «Каждую зиму, осень и весну и в каждыи сырои летнии день я кашляю…». И при этом совсем себя не щадил: ездил то лечить больных в голодающие губернии, то на Сахалин к каторжникам (а это было изнурительное путешествие, из которого он вернулся разбитым - «каждую минуту сердце останавливается на несколько секунд и не стучит»). Вес стал 60 килограммов при росте в 180 сантиметров. В 1897 году у него случилось обильное кровотечение в ресторане, он все-таки лег в больницу, и уж там диагноз «туберкулез» был поставлен окончательно.

Разумеется, он отправился в Крым с его мягким климатом - но счастья не нашел: из туберкулезного санатория сбежал через десять дней ввиду неописуемой скуки, потом еще сильнее тосковал из-за того, что был вынужден жить в Крыму, а его любимая жена Ольга Книппер-Чехова - в Москве. При этом он постоянно работал с гранками, а в те времена типографская краска содержала свинец - довольно опасный яд.

Состояние его неизменно ухудшалось и в июне 1904 года стало катастрофическим. Врачи посоветовали немедленно ехать на знаменитый немецкий курорт Баденвейлер. Чехов прощался с друзьями в России, говоря «Еду умирать…». (К тому же врачи, отправившие Чехова в Германию, не знали, что курорт сменил специализацию и из легочного стал сердечно-сосудистым). В ночь с 1 на 2 июля писатель отказался от очередной кислородной подушки и сказал врачу: «Нет, кислорода больше не надо. Пошлите лучше за шампанским. Давно я не пил шампанского». Выпил и умер.

В 2018 году английские биохимики из Куодремского института биологии исследовали пятна крови на рубашке Чехова, нашли там, кроме туберкулезной палочки, тромбообразующие белки и сделали вывод, что непосредственной причиной смерти мог стать ишемический инсульт.

Комментарий Алексея и Анны:

- До середины 1940-х, когда микробиолог Зельман Ваксман открыл стрептомицин, туберкулез толком лечить не умели. Но и до того были случаи, когда люди излечивались от чахотки, изменив, например, свой рацион: они начинали питаться калорийными продуктами, восстанавливали массу тела… Если бы Чехов нормально питался и не испытывал постоянной психоэмоциональной нагрузки, если бы не облизывал пальцы, когда листал гранки и газеты со свинцовой краской, может, и прожил бы дольше…

Увы, туберкулез распространен и сейчас, его легко можно подцепить даже в общественном транспорте. В мире регистрируется 10 миллионов новых случаев ежегодно, хотя в России за последние восемь лет заболеваемость снизилась на 66 процентов. Все дело в том, что сильный иммунитет задавливает туберкулезную палочку. Она может долго жить в организме человека, как за решеткой - иммунитет не даст ей вырваться и разгуляться. Но когда иммунитет ослабляется, болезнь начинает свою зловредную деятельность. Потому чахотку и называют социальной болезнью - ей прежде всего подвержены бедные, голодные, мерзнущие, слабые, угнетенные люди.

Брюс Ли:

Как маленькая таблетка убила великого бойца

32-летний актер и мастер кунг-фу, суперзвезда гонконгского кинематографа, пришел в гости к знакомой актрисе, пожаловался на головную боль, девушка дала ему таблетку, он прилег на диван и уже с него не встал. Выдвигались самые невероятные и скандальные версии его гибели. Что он занимался любовью с той самой актрисой, приняв какие-то опасные средства для повышения потенции, и сердце не выдержало. Что его убила китайская мафия - «триады». Что вообще не умер, а решил навсегда скрыться от публики…

Комментарий Алексея и Анны:

- Тут как раз мы очень точно знаем причину смерти. Вскрытие проводил главныи патологоанатом Великобритании, авторитетнейший Дональд Тир, и его вердикт был однозначным: Брюса Ли убила та самая таблетка от головной боли. Она называлась «Экваджестик», в ней сочетались аспирин и транквилизатор мепробамат. У Брюса Ли была индивидуальная непереносимость какого-то из этих препаратов, которые миллионы людей принимают безо всяких печальных последствий. Очень редко, но такое случается. Анафилактический шок, и как следствие - мгновенный отек мозга: он буквально разбух, увеличился в объеме на 175 граммов за счет ликвора, спинномозговой жидкости… Но поклонники просто не могли поверить, что маленькая невинная таблетка могла убить их героя, и стали выстраивать романтические и фантастические гипотезы.

Понравился материал?

Подпишитесь на тематическую рассылку, и не пропускайте материалы, которые пишет Дарья ЗАВГОРОДНЯЯ

 
Читайте также