Общество

«В роддоме сказали, что ребенок умер». Пермячка 17 лет не знала, что ее сын жив

Парень, который вырос в приемной семье, сам разыскал родную маму.
Через 17 лет сын разыскал свою родную маму. Фото: семейный архив.

Через 17 лет сын разыскал свою родную маму. Фото: семейный архив.

- В восемь лет я узнал, что не родной у мамы, - говорит 17-летний пермяк Данил Поповцев. - Об этом много лет назад мне сказала на улице какая-то незнакомая рыжеволосая женщина. Я возвращался домой с детской площадки, а она схватила меня за плечо и сказала: «Знай, ты из детского дома».

Мальчишка прибежал домой в слезах: «Мама, я правда тебе неродной?». Мама Лена успокоила, обняла, долго гладила сына по макушке, а через неделю решила открыть ему правду. Все эти годы парень рос и думал, как узнать, почему биологические родители отказались от него. А недавно ему это удалось.

Главное, чтобы сердце «екнуло»

- 18 лет назад я ждала вторую дочь, - вспоминает пермячка Елена Поповцева. – И беременность, и роды были очень тяжелыми. В семь месяцев открылось кровотечение и меня экстренно увезли в операционную. Очнулась на вторые сутки в реанимации. Девочка была весом кило 740, через неделю ее не стало. Похороны помню, как в тумане. Патологоанатом в морге спросил, будем ли мы смотреть на девочку, но мы отказались и гробик заколотили. Он был маленький, словно обувная коробка, Настенька 42 сантиметра всего была ростом.

Потерю ребенка семья переживала очень тяжело. Отношения были натянуты. Муж сутками пропадал на работе, Елена поначалу искала забвения в спиртном, но потом тоже решила выйти на работу. Время шло, но боль не отпускала.

- И у меня возникла идея - взять ребенка из Дома малютки, - продолжает женщина. – Я сходила в опеку, узнала, какие документы нужно собрать, потом села поговорить с мужем. Он не возражал. Единственное мое условие было, чтобы сердце у меня «екнуло» при виде малыша. И без разницы, кто это будет: мальчик, девочка, двойня или даже тройня.

«Я снова стала улыбаться»

Дом малютки был рядом с домом, где жили Елена с мужем и старшей шестилетней дочкой.

- Я собрала документы и пришла туда посмотреть на детей, - рассказывает Елена. – В кроватке лежал малыш в розовой распашонке. Ему полгодика было, но уже лезло шесть зубов, и вся кофточка была сырая от этого.

- Я сказала ему: «Малыш, иди ко мне», и у него зажглась улыбка и вспыхнули обалденные глаза. У меня внутри все перевернулось, - говорит Елена. - Сколько я потом ни смотрела детей, понимала, что тот, первый, и есть мой! И именно к нему в самом начале меня привела судьба.

Родители, пока готовили документы в суд, навещали Даню в Доме малютки. С собой брали и дочку, чтобы она привыкала к маленькому братику. В марте Елена впервые увидела сына, а в мае состоялся суд.

- Я не могла без слез вспоминать потерю дочери, поэтому на процессе выступал муж, но все прошло хорошо, Даню нам передали. Получив решение суда, мы тут же забрали его домой. Муж заметил, что с этого дня я снова начала улыбаться, - объясняет Елена.

А потом начались будни. Малыш уже привык, что бутылочку ему давали в кроватку, а маме всегда хотелось взять его на руки, покачать. Даня долго привыкал к этому.

Елена - приемная мама Данила, но когда она увидела его в Доме малютки, все у нее в душе перевернулось. Фото: семейный архив.

Елена - приемная мама Данила, но когда она увидела его в Доме малютки, все у нее в душе перевернулось. Фото: семейный архив.

- А когда сын подрос, я стала звать его «батарейка-энерджайзер без подзарядки», - смеется Елена. – Он долго не разговаривал, а когда пошел в садик – научился говорить, и потом его просто не остановить было. Он выступал на всех праздниках, читал стихи. А у меня отпустило и душа успокоилась. Причем, со своим обаянием он стал родной не только для нашей семьи, но и для всей нашей родни.

Бросила на четвертый день

- Я хорошо помню тот наш детский разговор с мамой, когда она рассказала, что забрала меня из Дома малютки, - говорит Данил. - Я пытался понять, поменяется ли что-то у нас или она все равно моей мамой останется?

Но в 16 лет парень все-таки решил выяснить, по какой причине от него отказались родные мама и папа.

- Мы всегда понимали друг друга с полуслова, но в тот раз поругались здорово, я на эмоциях вспылила: мол, не устраивает такая мама – ищи ту, что тебя родила, - вспоминает Елена.

Эмоции быстро улеглись, а вот желание понять осталось, и Даня начал просить маму, чтобы она подняла в архиве судебное дело. Через какое-то время Елена сдалась, ведь рано или поздно, сын обязательно добьется своего.

- По бумагам выходило, что моя настоящая мама отказалась от меня на четвертый день после рождения, - объясняет парень. - Разрешение на усыновление в деле было, а отказных бумаг – нет. А еще там был адрес. Первое, что я хотел сделать – это помчаться туда и разом все выяснить.

- Но я отговорила, объяснила, как он себе это представляет? И что любой нормальный человек просто закроет перед ним дверь, - говорит Елена. – А вечером я смотрела по телевизору программу «ДНК», и меня просто осенило!

Не смогла похоронить сына

Чтобы распутать этот запутанный клубок, Данил с мамой решили обратиться на программу. Туда же пригласили и пермячку Марию, чьи данные полностью совпадали с теми, что были в разрешении на усыновлении. Она – мама троих детей: двух дочерей и сына, своего любимого мужа похоронила несколько лет назад.

- Она рассказала, что 17 лет назад родила мальчика, - говорит Данил. - Роды были очень тяжелые, ей делали кесарево сечение. Она очень хотела увидеть мое лицо, но увидела лишь спину и трубки. Ребенка на кормление ей не приносили, хотя она каждый день ходила-спрашивала: «Где мой Данил?»

- Нельзя пока, он болен, - говорили врачи.

- Умер твой ребеночек, - сказала на четвертый день медсестра.

После этой шокирующей новости Мария, как была в халате и тапочках, вышла на улицу и в слезах пошла домой. Шла долго: от Закамска до Балатово и поняла, что просто не переживет похороны сына. И долгие 17 лет женщина пыталась забыть эту историю, пока ей не позвонили журналисты. И тест ДНК, сделанный на программе, действительно подтвердил кровное родство мамы и сына.

Безнаказанно такое не проходит

- Я и не мечтал, что все сложится так хорошо. Теперь у меня две мамы! Со второй мамой – да, именно так я ее зову, мы каждый день общаемся, она рассказывает мне об отце, о себе, о брате и двух моих сестрах. Мы с ней, оказывается, очень похожи, оба «прибабахнутые» на творчестве. Она фортепьяно занималась и балетом, а я учусь на артиста, пою, танцую. Ей, конечно, тяжело осмыслять все это, она огромное чувство вины испытывает за то, что поверила тогда словам той медсестры и что не убедилась лично – жив я или мертв.

Сначала герои этой истории думали подавать в суд на возмещение морального ущерба, но потом решили оставить все, как есть, чтобы не бередить себе раны, которые нанесла судьба.

– Иногда меня подмывает поехать в роддом и посмотреть в глаза той медсестре, которая все это сделала, - объясняет Данил. - Но я останавливаю себя и понимаю, что никто сейчас мне в этом не признается. Но я уверен, что безнаказанно такое не проходит!

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:

«Я хочу понять, почему меня оставили в роддоме». 17-летний парень из Перми ищет своих биологических родителей

Он обратился на ток-шоу, чтобы сделать ДНК-тест (Подробнее...)

«Мне сказали, что ты умер». 17-летнему парню из Перми, который искал кровных родителей, огласили результат ДНК

Мальчик рос в приемной семье (Подробнее...)