Липецк

Разнесенные ветром

О боевых журналистах «Комсомолки» Лилии Кара-Стояновой и Александре Слепянове, отдавших жизнь за Родину
После гибели мужа, Александра Слепянова, Лилия добилась разрешения отправиться военкором в партизанский отряд.

После гибели мужа, Александра Слепянова, Лилия добилась разрешения отправиться военкором в партизанский отряд.

В предвоенной «Комсомолке» студенческий отдел слыл самым шумным - дверь всегда была открыта для всех, и жизнерадостные голоса выплескивались в знаменитый коридор 6-го этажа.

Конечно, Саша Слепянов тоже частенько заглядывал в веселый отдел. И, если честно, вовсе не ради того, чтобы на бегу перехватить чайку. Ему хотелось увидеть эту маленькую, удивительно ладненькую чернявую большеглазую девушку с внимательным взглядом и необъяснимо притягательной ямочкой на подбородке...

Лиля родилась в Болгарии, в семье профессиональных революционеров, как тогда говорили. Отца расстреляли после восстания, маму тоже приговорили к смерти, но, поскольку она ждала ребенка, казнь заменили на длительный срок заключения. Маленькая Лиля 9 месяцев провела с мамой за решеткой. В 1926 году их освободили и организовали выезд в СССР, страну, созидающую социализм. Лиля и маленький братец попали в детдом, что стало с мамой, она не рассказывала. А дальше как в сказке. Редкостно милую девочку взял в свою семью Емельян Ярославский, один из организаторов Октябрьского восстания 1917 года в Москве. Он был членом редколлегии «Правды» и позднее помог Лиле попасть в «Комсомолку». И все пошло замечательно, потому что она самозабвенно любила газету, и все вокруг ответно любили ее.

Саша Слепянов уже перед самой войной появился в газете. Высок, хорошо сложен, симпатичен и жутко обаятелен - девушки на него обращали внимание. К тому времени он успел поработать литсотрудником газеты «Постройка», но его как-то больше тянуло к руководящей работе, и вскоре, недолго проработав в «Комсомолке», но уже связав свою жизнь с Лилей, он ушел замом редактора в журнал «Комсомольский работник». Здесь его застала война.

В первый же день Слепянов явился в военкомат добровольцем, но не прошел по здоровью. Однако все равно пробился - попал в московское ополчение. В первом же бою Александра ранили в голову, после госпиталя вернулся на фронт, был назначен политруком, а потом редактором дивизионной газеты. С «Комсомолкой» связи, однако, не терял - успевал черкнуть пару строк товарищам, передал несколько заметок.

А потом попал в окружение. В июле 1942-го при попытке прорваться к своим Слепянов пропал без вести.

Говорили, что они в начале разлуки еще как-то умудрялись писать письма друг другу...

Говорили, что они в начале разлуки еще как-то умудрялись писать письма друг другу...

Лиля, узнав о гибели любимого, в ноябре 1942-го ушла на фронт с удостоверением военного спецкора «Комсомольской правды». А через три месяца в редакцию пришла радиограмма, в которой сообщалось, что Лиля Кара-Cтоянова геройски погибла в бою… Посмертно ее наградили орденом Отечественной войны II степени.

Говорили, что они в начале разлуки еще как-то умудрялись писать письма друг другу...

Их разнес, разделил огневой ветер войны, но они все равно остались вместе: их имена и имена других журналистов «Комсомолки», погибших в Великую Отечественную, выплавлены на стеле в нашей редакции, у подножия которой отлитые в бронзе штык и перо, и всегда - в гильзе от снаряда - живые цветы.