2020-07-31T15:45:22+03:00
1

Как при помощи маркировки медикаментов будут бороться с дефицитом и нелегальными лекарствами в стране

Маркировка лекарств позволяет отследить всю цепочку: от фармкомпании до конкретной аптеки.Маркировка лекарств позволяет отследить всю цепочку: от фармкомпании до конкретной аптеки.Фото: Мария ЛЕНЦ

Об этом Радио «Комсомольская правда» рассказал руководитель проекта товарной группы «Фарма» Центра развития перспективных технологий Алексей Косарев

Как при помощи маркировки медикаментов будут бороться с дефицитом и нелегальными лекарствами в стране

00:00
00:00

Е. Афонина:

- Прошел круглый стол, очередная деловая пятница, посвященная в прямом смысле слова жизненно важному вопросу. Маркировка лекарственных препаратов стартовала 1 июля – чего ждать дальше? И аптечным сетям, и, конечно, разработчикам новых программ, но, главное – нам, потребителям. Вот об этом мне хотелось бы сегодня поговорить с руководителем проекта товарной группы «Фарма» Центра развития перспективных технологий Алексеем Косаревым. Алексей, здравствуйте.

А. Косарев:

- Добрый день.

Е. Афонина:

- Я понимаю, что, когда вводится что-то новое и начинают бояться и новых алгоритмов, и больших затрат, аптекам действительно работать с маркировкой и дорого, и тяжело.

А. Косарев:

- Для конечного звена, то есть, для больниц и для аптечных организаций процессы уже максимально упрощены. Те, кто работает с кассами, они выводят лекарственные препараты из оборота автоматически. И в данном случае затраты аптек минимальны. Есть требования 54-го Федерального закона о контрольно-кассовой технике, который действует с 2016 года, который гласит о том, что аптеки обязаны пользоваться онлайн-кассами и передавать сведения о своих продажах в ФНС. С введением маркировки ничего не изменилось, аптеки продолжают пользоваться теми же кассами, просто передавая сведения еще и в систему маркировки, и это происходит в автоматическом режиме. Единственная возможная инвестиция для аптеки – это так называемый 2Д сканер, который будет считывать код маркировки на лекарственном препарате и его необходимо приобрести только в том случае, если ранее торговая точка обходилась без него. Стоимость такого сканера составляет в среднем около 3 тысяч рублей и в данном случае просто по факту отпуска лекарственного препарата провизор просто сканирует, все дальше делает система автоматически. Для льготных лекарств придется ввести дополнительно номер рецепта, но это делается для того, чтобы было известно, когда и какой пациент получил препарат. За этим следит регулятор, так что кризиса, когда лекарства в наличии и до пациентов не доходят, больше быть в принципе не может.

Е. Афонина:

- Алексей, прежде чем лекарства продают, их нужно принять. Насколько увеличиваются трудозатраты в этом звене?

А. Косарев:

- Елена, их и до маркировки принимали, и мы этот процесс учета, наоборот, стараемся упростить, поэтому вот недавно разработали бесплатный сервис, который называется «Фарма просто» и в дополнение к нему идет мобильное приложение, которое как раз заменяет 2Д сканер. Им можно сканировать коды и подтягивать систему. А в целом, чтобы снизить трудозатраты, нужно просто приноровиться и помнить об инструкциях. Они есть уже на все случаи жизни. Если интернет отключат, либо иная какая-то ситуация. Кстати, отсутствие интернета тоже не является проблемой. И кассы, и регистраторы выбытия умеют работать и без него. Если что-то совсем непонятно, то можно спросить у нас.

Е. Афонина:

- Вот фармассоциации жаловались на проблемы в системе, мы это слышали в течение круглого стола, который длился более трех часов, и там как раз говорили о том, что производители чего-то не могут делать, чего-то не могут понять, вот как исправлять эти проблемы в системе?

А. Косарев:

- Система предсказуема, да, она испытывала повышенную нагрузку на старте маркировки, да, и для некоторых компаний могли иметь место незначительные задержки с ответами на запросы. Но все процессы при этом продолжали функционировать и никакие данные или заказы компании в системе потеряны, либо остановлены не были. И сейчас мы видим, что заказ кодов на лекарства и передача вот этих массовых отчетов о нанесении говорит только о том, что производители зарегистрировались, настроили свои системы и научились работать и работают. Уровень IT в фарме достаточно высок. В принципе, он таким был еще и до маркировки. А сейчас, соответственно, растет.

Е. Афонина:

- Вот нас, потребителей, пугают тем, что все-таки и цены вырастут из-за того, что аптеки возьмут на себя какую-то дополнительную нагрузку, и дефицит лекарств будет. Мы все это слышали, такие настроения появлялись в пространстве информационном, - вот стоит ли этого бояться?

А. Косарев:

- На половину номенклатуры лекарств цены регулируются. Что касательно наценок на жизненно важные препараты, то тут как раз в системе предусмотрены инструменты контроля таких наценок. Лекарства до 20 рублей маркируются бесплатно за счет ЦРПТ, и можно отметить, что в связи с маркировкой, ни роста цен, ни дефицита произойти не может. Регулирование не создает предпосылок для этого. При этом на [остальном] рынке действуют рыночные механизмы, цены могут меняться, в зависимости от спроса, объема импортных субстанций, стоимость которых варьируется в зависимости от курса валют и много вот таких внешних факторов, но маркировка позволяет в бОльшей степени отказаться от бумажного оборота. Это тоже экономия на издержках. Плюс, например, специалисты Минздрава и оператора сами проводили инвентаризацию регистрационных удостоверений на лекарства. И они вносились в систему, зачастую силами, в том числе, и операторов.

Еще один важный момент, которого ждут производители – это как раз возможность отслеживать движение своей продукции по товаропроводящей цепи. Можно сказать, важнейший инструмент для контроля качества, он предотвращает локальный дефицит и ситуации, когда лекарства застряли на том или ином этапе отгрузки. Например, на таможенных складах. Общего дефицита, судя по работе производителей, быть не должно.

Е. Афонина:

- А сколько вообще россиянам нужно лекарств? Я думаю, что мало кто над этим вопросом задумывается. Тем не менее, вопрос-то очень важный. То есть, с каким объемом приходится работать?

А. Косарев:

- В этом вопросе обычно оперируют экспертными оценками. Выгрузить массивы с сайта госзакупок, это достаточно такая сложная задача. Проследить продажи по всей стране – это тоже сложная задача. Прослеживаемость же дает достоверные данные – сколько, где, каких лекарств отпущено. Эксперты оценивают российский рынок приблизительно в 6-6,5 миллиардов упаковок. Сейчас темпы эмиссии кода, который мы видим, свидетельствует о том, что емкость рынка составляет где-то порядка 8,5 миллиардов. О точных цифрах мы сможем сказать немножко позднее.

Е. Афонина:

- Алексей, я правильно понимаю, что вот эта система, она позволяет, как вы и сказали, отслеживать дефицит? То есть, возьмем, допустим, ситуацию с коронавирусом, которая по-разному развивалась в разных регионах нашей страны, и мы понимаем, что где-то был уже дефицит лекарств, а где-то его не было. Вот маркировка позволяет каким-то образом эту проблему с дефицитом лекарств отследить и помочь тем регионам, которым эта помощь нужна?

А. Косарев:

- В данном случае есть контрольный орган, регулятор – Росздравнадзор - видит, где и сколько упаковок определенного наименования произведено, кому они поставлены, на чьем балансе они сейчас находятся, в каких городах и селах продаются и используются ли в аптеках и т.д. На прошлой неделе Министерство здравоохранения заявляло, сколько маркированных лекарств введено в оборот. Там было более 20 миллионов упаковок. Регулятор так же видит, например, сколько льготных лекарств и в каких городах. Если где-то их отпускают мало, то можно присмотреться и выяснить причину. Это может быть недопоставка препарата, либо небольшое число льготников, или что-то еще. На днях Росздравнадзор озвучил один чудовищный случай, когда в московской аптеке продавали лекарства, которые были предназначены для больных ВИЧ в Башкирии. Значит, в Башкирии, получается, их не досчитались. То же самое и с препаратами, касающимися онкологии, которые закупили для государственных аптек в Крыму. Как они оказались в Москве – тоже непонятно. Теперь станет такие случаи отслеживать намного легче и, помимо того, что мы их отслеживаем. Их еще впоследствии можно будет предотвращать.

Е. Афонина:

- Вы уже практически ответили на мой вопрос в чем польза для конечного потребителя, который приходит и смотрит на полки аптек?

А. Косарев:

- Во-первых, конечно, это то, о чем я говорил ранее – это возможность прослеживания цепочек поставок, то есть, это недопущение дефицитов, четкий отпуск лекарств льготникам. На текущий момент государство тратит на льготные лекарства уже миллиарды рублей и препараты эти должны доходить до людей. Тут никаких разговоров быть не может. Во-вторых, производители могут сами отслеживать цепочки поставок и качество. В случае выявления брака Росздравнадзор может блокировать целые партии лекарств. Вплоть до регионального разреза. Это происходит мгновенно, практически одной кнопкой. Такой по сути заблокированный препарат на кассе просто невозможно будет продать. А в-третьих, и это самое главное, - покупатель и пациент может быть уверен в легальности товара. Недавно вы, наверное, тоже слышали, писали про случай с фальсификатом лекарств для салонов красоты. Там разливали, по-моему, буквально в гараже. Думаю, что россияне считают, что маркировка необходима, в первую очередь, для фармацевта, так как это больно чувствительный товар, это и показал в принципе недавний опрос ВЦИОМа, там мало того, что люди готовы переплачивать за гарантию качества, об этом сказал уже 51% всех опрошенных респондентов. Сейчас разрешили дистанционную торговлю лекарственными препаратами, только надежными и большим сетям. Но есть и другие продавцы, которые менее себя зарекомендовали, поэтому постоянно нужно по сто раз перепроверять все.

Е. Афонина:

- И последний вопрос. Какие рекомендации вы хотели бы дать участникам системы?

А. Косарев:

- Конкретные проблемы решать сообща. Нормально работать, учиться отрабатывать навыки и, конечно, быть здоровыми.

Е. Афонина:

- Спасибо огромное. Мы побеседовали о важной проблеме маркировки лекарственных препаратов с руководителем проекта товарной группы «Фарма» Центра развития перспективных технологий Алексеем Косаревым.

1

Слушайте также

ОБРАТНАЯ СВЯЗЬ
Московская студия 8-800-200-97-02
+7 (967) 200-97-02 +7 (967) 200-97-02
СЛУШАЙТЕ ТАКЖЕ